Записи за месяц: Март
13:41 

Запись 7. Отвращение

На твоей шее ебучая чугунная колодка, две цепи от колодки в руках у двоих людей. Это для твоего же блага.
Покажи, что можешь себя контролировать, и твои близкие, которым так невероятно не насрать, оставят тебя покое.
Можно рвануться, и люди окажутся на земле, а ты - делай, что вздумается. Но колодка никуда не денется.
Можно ждать, копя гнев и отвращение, заставить их поверить.
Снять свои деньги и съебаться в блядский Амстердам. Пробовать заново.
Облажаться, пополнить клуб 27. И хуй бы с ним. Но сейчас, на распутье, можно выбрать другую дорогу.
Протоптанную грязными сапогами и всю в дерьме. Пессимист смотрит под ноги, оптимист - на небо, реалист - вперед,
а у меня, еб твою мать, на глазах повязка, а руки скованы.
Это не поэзия, это мне не хочется говорить напрямую. Мне в голову вбито чувство стыда, теперь кажется, что так всегда и было.

19:11 

Запись 6. Фотошоп, блядь

Пожить несколько месяцев у мужика в столице нерезиновой, работая на его игровом ноуте за 2к.$ в последней версии фотошопа (ну и прокидывая через бедро школоту в доте, да под пивко, что уж тут), чтобы потом вернуться домой со своим ноутбуком, пережившим обвал рубля и несколько полетов в стену, с кое-как нахлобученной десятой виндой, без дров на планшет и ссаного фотошопа.

Сижу, гуглю, где бесплатно и без регистрации, блядь, увеличить член скачать нормальный фотошоп.
Если кто устанавливал и помнит ссылку, да еще расщедрится поделиться - расцелую в щеки.

18:04 

Запись 5. Праздная болтовня

Исправно читаю Избранное. Формат дневников находится на уровне, далеком от других сетей. Он более честный, личный, менее поверхностный. Меня куда больше увлекает читать чужие рассуждения, мысли, да и просто повседневные записи, чем проникаться статусами вконтакте.
Мое настроение уже несколько месяцев как обусловлено биологическими причинами. Ебаной выработкой серотонина, работающей, как ржавый бульдозер с ковшом, полным лошадиного дерьма. Всю жизнь была уверена, что настроение подконтрольно разуму в любой ситуации. Меня называли ласковыми от "удивительно стойкой" до "бесчувственной мрази". Да еб твою, я просто всегда держалась за баранку. Когда умер отец, и когда Л. ушла, и когда после неудавшейся попытки угодить семье в двух университетах пахала на двух говноработах. Достаточно было остановиться, выдохнуть и сказать "easy, baby", чтобы взять себя в руки и работать.
Сейчас это просто, как говаривал детектив Лестрейд, не моя дивизия. Оно, блядь, само.
Сегодня почти весь день хорошее настроение. И я урываю подобные моменты, когда чувствую себя нормально, чтобы максимально раздать их другим. Встретиться с друзьями, помочь семье, найти и выполнить работу. И в мыслях это "скорее, блядь, скорее", пока энергия не иссякла и ты не лежишь снова в своей-чужой постели, пялясь в потолок третий час и не понимая, как взяться за весь этот развал, оставшийся от того, что ты пытался построить, как к нему, блядь, поступиться, с чего начать.
Прелесть человеческой психики в ее крайней уязвимости перед внешним воздействием. Дай одну таблеточку - человеку радостно, другую - грустно. Поелозь скальпелем в этом месте - и он вдруг разговаривает только глаголами. В другом - и ему отшибает память.
Белый свет, который видится перед смертью, - примитивная работа зрительной коры. Жизнь, всплывающую перед глазами, видят не перед смертью, а перед пробуждением, когда мозг восстанавливает деятельность других областей, помимо ствола, и ЦНС работает, как во время сна. Пресечь все душевные терзания можно отделением одной от другой доли мозга, а чувство любви вызывают те же химические реакции, что провоцируют обсессивно-компульсивный синдром.
Гребаный эффект захвата серотонина у прописанных мне колес должен медленно решить мою проблему.
Привет, как дела, меня зовут... а, похуй. Не надо меня звать. Разве что немного выпить.

19:37 

Запись 4. Мысли вслух

Новоиспеченная целительница моей покореженной головы велела делать запись в дневник каждый день. Пиши, что вздумается, говорит.
Ну, что мне думается? Обои. Лампа. Жопа. Хуй.
Жил-был мальчик, у него умерли родители, подрос он и вляпался в экзистенциальный кризис.
Есть два стула: на одном депрессия, на другом удовлетворение потребности в измененном сознании и закономерные последствия.
Мальчик долго выбирал второй стул, но быстро кончился как личность и начался как социальный отброс.
И тогда пересел мальчик на первый стул. И все было хорошо. Нашел работу, стал цивилизованным человеком. Книги читал, с людьми общался.
Потом как-то раз вкатил себе граммов пять героина и умер.
В комнате едко пахнет уксусом. Дверь открыта. Нужно установить кое-какой софт и завтра взяться за работу.
Год назад работы было достаточно, чтобы ни быт, ни отношения не ебли мне мозг.
Резерв энергии и толерантности к преградам был практически неисчерпаем. Процесс заработка являлся самоцелью и приносил удовлетворение.
Сейчас? Мне плевать.
Рефлексия, рефлексия, ебаная терапия-самокопание. Найди на своей заднице прыщ и исследуй его. Запиши в блокнот все об этом прыще и подотрись своей записью.
Говорят, если лошадь сдохла - слезь с нее.
Хорошо говорят.

03:53 

Запись 3. Будни больных людей

Пытаюсь убить бессонницу у мамы в гостях. Перебинтовываю руку. Неделю назад поджарила до состояния, ну, мраморного стейка альденте.
Примерно спустя час после того, как уехала полиция. Приехавшая из-за задымления. Спасло от смертельного отравления угарным газом мою спящую задницу приоткрытое окно.
Вчера поняла, что болит, сука, слишком сильно, и если не отсекать клешню кухонным топором, то пиздовать к врачу.
Срезали шмат мертвой кожи, оставили стейк красоваться сырым на вид. Не болит - чудесно. Можно готовить дальше.

жпег

19:09 

Запись 2. Главврач, по совместительству психиатр

Несколько дней назад поняла, что больше не могу обещать своим, что все будет хорошо.
Как на днях сказала моя любовь, не нужно ненавидеть себя за нужду в помощи. Сильным людям она тоже бывает нужна.
Говорит, я его однажды вытащила из такого болота, из которого сам бы не вылез. Но мое болото глубокое, как ебаный Гудзон.
Два дня назад разъехались. Он - Москва, я - Минск.
Он - в квартире, которую мы на общие деньги обставили. Моя квартира в Минске сдается, гощу у мамы.
Я не буду говорить, что я чувствую. Хочется чувствовать ничего.

Отправилась к мозгоебу. Впервые за несколько лет.
Прихожу, сажусь в кресло, за две минуты отчитываюсь, как по протоколу, обо всей своей жизни и нынешнем состоянии.
Целитель душевных травм немедля отвел меня в кабинет главврача, которая психиатр, и сказал, что с подобными случаями сталкиваться не хочет.
Главврач решила за меня взяться. Был у нас примерно следующий диалог:
- Я с ходу вижу, как минимум, депрессию высокой степени тяжести. Вам нужна помощь.
- Во врачебную помощь в сфере своей психики я, признаться, уже не верю,
если помощь не включает димедрол или аминазин. Это я так шучу.
- Шутки у вас не смешные. Как врач, я должна настоять на стационарном лечении.
- Нет.
- Если не хотите, зачем вы здесь?
- Не знаю. Наверное, чтобы не причинять боль матушке и как-нибудь сохранить свои отношения.
- Ясно. В таком случае, медикаментозное лечение в течение года и еженедельные сеансы психотерапии в течение года.
Таблетки я выпишу сейчас, сеансы начнем с понедельника.
- Хорошо.
- Если до понедельника у вас возникнет суицидальное настроение,
если желание умереть возьмет над вами верх, звоните прямиком мне и приходите в тот же день.
- Я не могу себе позволить желание умереть.
- А как же ваши срывы? Опишите их.
- Я напиваюсь в слюни, некоторое время пытаюсь развязать Третью мировую войну и ложусь спать.
- Как часто это происходит?
- Примерно раз в неделю.
- Бывали ли в связи с этим проблемы с полицией?
- Да.
- А знаете, почему вы это делаете? Чтобы не сделать кое-чего другого. Вы не позволяете себе покончить с собой,
потому что беспокоитесь о близких людях, больше вас ничего не держит.
- Предлагаете мне перестать о них беспокоиться?
- Нет, предлагаю вылечиться.
- А, хорошо. Я поэтому и здесь.

Прописали пару колес, сказали, недели через две, возможно, замечу разницу.
Две недели сродни году, если ненавидеть каждое утро за то, что оно наступает.

Мы так побиты, что кажется, будто ничего не исправишь. Или не кажется.

15:28 

Запись 1. Расставашки всегда печалька © Сократик

Я давно не вела дневник.
Мне 21. Похоже, что новая любовь обернется для меня разбитым сердцем. Так бывает, сами знаете. И это моя вина.
Нет приятного в том, чтобы быть человеком, не умеющим жить, когда его не любят. Став однажды мне близким, человек не станет чужим. Кажется, я не могу разлюбить. Никого, кто любил меня. И если чужая любовь проходит, моя живет еще долго, и умирает в гребаной агонии. Будучи в одиночку самодостаточной и весьма амбициозной единицей, в любви я как тот поганый щенок, заботясь о котором, ты заменяешь ему целый мир. Ему невдомек, что однажды ты устанешь, может, заведешь другого щенка, может, кошку. Для него один раз семья - навсегда семья. А семью не бросают.
Я, видимо, неверно трактую саму концепцию отношений. Премерзкое слово, "отношения". Деловые, партнерские, любовные. Все одно. Полгода назад вы вели взаимовыгодный бизнес, а сегодня ваши дороги разошлись по другим кампаниям. Полгода назад ты являлся самым близким в мире существом для кого-то, а сегодня его чувства прошли. Прошла и близость. Это нормально, правда? Все это проходили.
Понимая, что потерял, ценишь это вдвое сильнее, обыденная ирония матушки-судьбы. Какой выход? Отпустить, дать ране отболеть, заняться собой и вернуться в знакомое, одинокое, но не такое уж паршивое русло. Или ждать, и из кожи лезть, чтобы измениться, чтобы доказать, что будет лучше. Но может, ты не изменишься. Может, все уже сделано, все кнопки прожаты, опций осталось ноль. Грех ли понять того, кто, потратив всего себя на починку, все-таки сходит с тонущего корабля, оставляя там некогда любимого человека.
Подобные чувства, признаться, для меня в новинку. Я не знаю, что будет дальше, но сухой анализ подсказывает, что, в сущности, ничего не изменится. И будет другая любовь, когда случаю заблагорассудится.
Легче бросать, чем если тебя бросают, как выигрывать, чем терпеть поражение, но порой его приходится принимать. Ровно, с достоинством, с теплыми воспоминаниями. Может, оно и к лучшему. Или нет. Может, нельзя плыть против течения.
Или можно.
Великие люди, те, кто всегда своего добивались, вряд ли охотно складывают оружие и опускают головы перед судьбой. Нет. Они сражаются, творят невозможное, вырывают желаемое у судьбы, прямиком из ее железного горла. Обходят, хитрят, бросаются вперед и оказываются отброшены, но поднимаются и возвращаются в бой.
Печаль и уныние, безнадежность и разочарование - то, что не свойственно движущей силе. Она не всегда ведет к победе или даже по гладкой прямой дороге, но она, знаете ли, ведет. Пока в груди копится энергия, а сердце просит направить ее на то, что так нужно, так чертовски необходимо - живет надежда. Упрямая и несломимая, как броня, не дающая поражению отбросить тебя назад и замуровать в камень, не дающая отчаянью разбить твой меч, а смирению - сердце. И пока броня защищает тебя от боли, и, что хуже, от смирения - энергия тратится на твой путь, и однажды окажется израсходована. Возможно, к тому моменту ты и впрямь своего добьешься, а нет - в груди больше не будет разъедающего огня, так, немного усталости да теплый дым, который ты выдохнешь, как затянувшись трубкой. И ты отпустишь. И откроешь глаза, чтобы увидеть:
перед тобой - дорога.

horizon

главная